Поведенческий поток

О чем молчат корпоративные договоры

http://www.sbr.in.ua/?p=2803

Когда говорят о различных интересах в бизнесе менеджмента и собственников, имеют в виду те интересы, которые находятся в рациональной плоскости: стремление увеличить компенсацию – у менеджмента и  максимизировать возврат на вложенный капитал – у собственника. При всех отличиях и недостатке информации такие интересы предсказуемы благодаря рациональности. Обычно у одной стороны нет достаточной информации о мотивах другой, но можно сделать предположения о том, какими они могут быть в существующих обстоятельствах. Однако могут быть интересы,  не являющиеся рациональными в обычном понимании, то есть не сводятся только к рациональной пользе, с точки зрения стороннего наблюдателя.

Поведенческая экономика

В 2017 г. Ричард Талер был награжден Нобелевской премией за вклад в поведенческую экономику. Он включил «психологические реалистичные допущения в анализы принятия экономических решений и представил эмпирические данные, свидетельствующие о том, что отдельные психологические аспекты не исчезают, когда многие экономические агенты взаимодействуют на рынках», – говорится в статье, содержащей научное обоснование решения Нобелевского комитета. В своей книге «Новая поведенческая экономика» Талер утверждает, что люди не являются рационалами.  По его мнению, это не означает, что с нами что-то не так, просто все мы – живые люди, а не бездушные оптимизаторы, без предпочтений и страстей.

Теория контрактов

В 2016 г. Нобелевской премией по экономике были награждены Бенгт Холмстрем и  Оливер Харт за вклад в теорию контрактов. Американские ученые представили ряд теоретических моделей для определения выгод и рисков различных типов экономических соглашений. Одна из них – модель морального риска,  содержащая допущение скрытых действий, – возможность осуществления одной стороной таких действий, которые трудно контролировать другой. «Вечным препятствием для человеческого сотрудничества является то, что люди имеют разные интересы», – так начинается статья с научным обоснованием решения Нобелевского комитета. Фактор морального риска, включает в себя действия, связанные со стремлением реализовывать такие «нерациональные» интересы. Однако здесь существует еще большая неопределенность и недостаток информации, чем с мотивами рациональными.

Энергетические инвестиции

Многие бизнес-договоренности основаны на том, что один партнер вкладывает в общий проект деньги, а другой – нечто менее формализуемое. Когда инвестор предоставляет средства, от другой стороны ожидается:

непосредственное ведение бизнеса;

использование связей или репутации;создание креатива, чего-то принципиально нового;

применение коммуникативных навыков или способность влиять на других.

Все эти договоренности имеют общую основу: одна сторона предоставляет ресурсы: деньги, связи, знания, а от другой ожидаются не только определенные действия, но и в первую очередь драйвер, способность своей энергией толкать бизнес, то есть энергетические инвестиции.

Такие договоренности имеют свои сложности, причина которых состоит в сути энергетического ресурса и его работы. Во-первых, энергетические инвестиции в отличие от денежных не проговариваются, во-вторых, они не являются объективно измеримыми. Очевидно, что если человек приходит к инвестору с идеей стартапа, то автор идеи входит в дело не только с самой идеей, но и с возможностью ее реализовывать, то есть готов к энергетическим инвестициям. Однако, какими будут эти инвестиции, – неизвестно, причем не только инвестору, но и самому желающему создать стартап. Известно лишь, что стремящийся создать стартап – человек мотивирован, то есть готов вкладывать много энергии, на что и рассчитывает инвестор.

Однако есть несколько «но».

Много» – не означает бесконечно. Даже сам человек не знает, сколько именно энергии он готов вложить. Это зависит еще и от динамики самого бизнеса, поскольку бизнес – отдельная единица, энергетическая сущность, не являющаяся отражением собственников, со своей собственной энергетической динамикой. А потому нельзя точно сказать, чего бизнес потребует от участников, и насколько они к этому готовы. Вероятно, человеку придется постоянно иметь дело с раздражающими его людьми, или находиться в неприемлемой для него внутренней ситуации либо роли, или постоянно адаптироваться к изменениям. Поэтому никто не знает, насколько именно его хватит.

Энергия не пополняется волей: если человек подойдет к точке энергетического дефицита, он просто не сможет вкладывать больше, как бы этого ни хотел.

Энергия течет в направлении внутреннего устремления, и перенаправить ее волей нельзя. Иногда можно как бы обмануть, но временно и ненадолго. Можно заставить себя вкладывать время, деньги, силы, но не энергию, она течет в направлении того, чего человек на самом деле хочет, а не того, что он пытается заставить себя хотеть.

Получается интересный эффект. С одной стороны, от одного из партнеров требуются именно энергетические инвестиции, драйвера, и это как бы само собой разумеется. Иначе не было бы стартапов, инвестор просто купил бы идею.

С другой – ни один из партнеров не знает:

сколько энергии реально потребуется;

каким количеством энергии обладает участник;

сколько энергии он способен вложить;

какие об этом ожидания у другой стороны.

Представить себе подобную ситуацию в бизнесе применительно к деньгам просто невозможно. Любой разумный человек скажет, что в бизнесе так не работают, что отношения и обязанности сторон должны быть формализованы и прописаны. Энергия полноценно участвует в реализации бизнеса, но энергетическая составляющая деятельности не подлежит точному определению, особенно когда дело касается вовлечения, влияния на людей или креатива.

Интересы инвестора реализовываются через определенный уровень возврата на вложенный капитал к определенному моменту времени. Однако поскольку в деле участвует неизмеримая составляющая, этот уровень сложно правильно спрогнозировать, а ожидания сторон могут  значительно разниться. Вероятно, что инвестору будет казаться, что другая сторона недостаточно эффективна.

Подобные договоренности существуют далеко не только в бизнесе. Вспомните примеры, когда один член семьи зарабатывает деньги, а другой воспитывает детей. В этом случае энергию вкладывают оба, поскольку она необходима и для зарабатывания денег, и для воспитания детей, но деньги объективно исчислимы, поэтому результат инвестиций одного участника видим, а другого – нет. Вложения того, кто воспитывает детей, могут быть больше и значительнее, но воспринимаются субъективно, в зависимости от личности участников, отношений и т. д. Отсюда происходят многие взаимные претензии, например, когда муж считает, что жена не делает ничего, так как не работает, а жена тем временем ощущает полную опустошенность и энергетический дефицит от многочисленных семейных обязанностей.

Вы готовы снизить свои риски на 70%
с помощью системы EcoBanking?